ПРАКТИЧЕСКАЯ ЧЕРНАЯ МАГИЯ И РУНЫ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ПРАКТИЧЕСКАЯ ЧЕРНАЯ МАГИЯ И РУНЫ » Флудилка » Путь Берсерка. Медвежья тропа


Путь Берсерка. Медвежья тропа

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Путь Берсерка (Берсеркера) — это путь воина, который посвятил себя Одину, а в замен получил возможность впадать в состояние неистовой ярости по своему желанию. Конечно, так же считалось что берсерки могли превращаться в медведей, но это скорее своеобразная метафора, ведь эти элитные воины носили медвежьи шкуры, а впадая в состояние ярости, были больше похожи на свирепых медведей.
Показать полностью…
Неизвестно кто именно набирал новых воинов в ряды элитных отрядов берсерков, но в сагах и прочих дошедших до наших дней источниках сказано, что воины отбирались личной дружиной самого Одина в период с 20 по 31 декабря, во время праздника зимнего солнцеворота — Йоля. При этом воины должны были пройти обряд инициации, который почти полностью повторял обряд открывший Одину суть «той стороны», инициируемый пригвождался к дереву (необязательно, что это делалось при помощи гвоздей, возможно просто приковывали обручами) и держался на грани между жизнью и смертью, до тех пор пока на него не сходило откровение и таинство «той стороны», обряд инициации так же включал в себя необходимость изучения и познания всего рунного футарка.
Слово берсеркер образовано от старонорвежского berserkr, что означает либо "медвежья шкура" либо "без рубашки" (корень ber- может означать как "медведь", так и "голый"; -serkr означает "шкура", "шёлк" — (ткань). В русской традиции чаще используется вариант "берсерк". Форма "берсерк" возникла как заимствование из английского; англ. berserk означает "неистовый, яростный".
Как правило берсеркеры не только воевали, но и в принципе держались обособленно от прочих воинов: плавали на отдельных драккарах, в пеших походах всегда держались в стороне.
"...они упрямые воины. Им свойственна природная дикость. Чёрные щиты, раскрашенные тела, выбирают тёмные ночи для сражения и селят страх в противниках. Никто не устоит перед необычным и словно адским обликом их." Римский писатель Тацит
В начале XII века в скандинавских странах принимались специальные законы, направленные на борьбу с берсерками, которых изгоняли или безжалостно уничтожали. Кто-то из бывших неуязвимых воинов смог влиться в новую жизнь, считалось, что для этого их обязательно надо крестить, тогда вера в Христа избавит их от боевого безумства. Остальные же, возможно, что они составляли большинство бывшей воинской элиты, вынуждены были бежать в другие земли или были просто перебиты.

0

2

УЛЬФХЕДНАРЫ: ПСОГЛАВЦЫ СЕВЕРА
"Берсерки рычали, / битва кипела, / облаченные в волчьи шкуры выли / и потрясали мечами"
Старинные скандинавские саги донесли до сведения о непобедимых воителях, которые, обуреваемые боевой яростью, врывались в ряды врагов, сокрушая всех на своем пути. Современные ученые не сомневаются в их реальности, но многое из истории берсерков и ульфхеднаров даже сегодня неразгаданно и остается тайной для нас.
Снорри Стурлусон в «Круге земном» пишет:
"Один умел делать так, что в битве его враги слепли или глохли, или их охватывал страх, или их мечи становились не острее, чем палки, а его люди шли в бой без доспехов и были словно бешеные собаки и волки, кусали щиты и сравнивались силой с медведями и быками. Они убивали людей, и их было не взять ни огнем, ни железом. Это называется впасть в ярость берсерка."
У германских народов боевое неистовство уходит корнями в своеобразный культ воина-зверя. "Превращения" в зверя, являющиеся высшей формой развития боевой ярости, известны практически у всех германцев. Поздние античные историки сообщают о “франкском неистовстве”, о “воинах-волках” народа лангобардов… При этом в данном боевом неистовстве выпускались наружу столь неудержимые силы, что им не всегда мог противостоять даже сомкнутый дисциплинированный строй и искусство “правильного боя”
Бок о бок с берсерком, облаченным в медвежью шкуру, лучше сказать воином-медведем, стоит «ульфхеднар», то есть «некто, облаченный в шкуру волка, воплотившийся в волка». Если сделать дословный перевод названия, то получится «волкоголовый» (ulfhednar; ulfr — волк, hedin — голова). Родственная связь ульфхеднара и берсерка настолько тесна, что оба термина зачастую выглядят как синонимы. Так, древнейший текст с упоминанием берсерков "Речи ворона" называет берсерков также волчьешкурыми. Сага о Греттире дает их описание и относит их к берсеркам: "Энунд поставил свой корабль борт о борт с кораблем Торира Длиннолицего, в самой гуще войска. Харальд конунг напал на корабль Торира Длиннолицего, ибо тот был берсерк великий и бесстрашный. Яростно бились и те и другие. Тогда, по слову конунга, бросились вперед его берсерки. Их звали волчьи шкуры, не брало их железо, и ничто не могло устоять перед их натиском". Сага об Инглингах рассказывает о берсерках, воинах Одина, которым свойственно бешенство волков: "Один мог сделать так, что в бою его недруги становились слепыми или глухими или наполнялись ужасом, а их оружие ранило не больше, чем хворостинки, и его воины бросались в бой без кольчуги, ярились, как бешеные собаки или волки, кусали свои щиты, и были сильными, как медведи или быки. Они убивали людей, и ни огонь, ни железо не причиняли им вреда. Такие воины назывались берсерками". Также одна из Саг об Исландцах и Сага о Вёльсунгах упоминают о данной категории воинов, притом в них говорится о том, что ульфхеднары были способны впадать в ярость берсерка, что наводит на мысль о том, что ульфхеднары являются или синонимом берсерков, или являются частью общности берсерков. Саги утверждают, что «ульфхеднары» действовали иногда в одиночку, но чаще всего небольшими группами, похожими на волчьи стаи. Еще в сагах говорится об их свирепости, безжалостности, иногда бесстыдстве и пристрастии к развлечениям. Так что предания о «волколаках» и «оборотнях» выглядят вполне праводоподобными.

0

3

В языческие времена, до обращения германцев и скандинавов в христианство, считалось, что берсерки и ульфхеднары обладали просто-таки сверхъестественной силой.
Естественно, что в бою одолеть таких бойцов было необычайно трудно. У страха же, как говорится, глаза велики, поэтому и появлялись в сагах подобные строки: «Один умел делать так, что в битве его враги слепли или глохли, или их охватывал страх, или их мечи становились не острее, чем палки». Как олицетворение зверя Одина воины-волки, очевидно, были весьма угодны верховному божеству скандинавов. Не надо забывать о том, что в обычную "свиту" Одина кроме воронов входили волки Гери и Фреки («жадный» и «прожорливый»).
Из легендарных героев саг обладателями волчьих шкур стали Сигмунд и его сын Синфьотли. Однако описание их весьма фантастично, ибо и отец, и сын, надев волчьи шкуры, оборачиваются волками, что мы можем прочитать в приведенном отрывке "Саги о Вельсунгах":
"VIII. Сигмунд с сыном надевают волчью шкуру.
Надо теперь сказать о том, что Синфьотли показался Сигмунду слишком молодым для мести, и захотел он сперва приучить его понемногу к ратным тяготам. Вот ходят они все лето далеко по лесам и убивают людей ради добычи. Сигмунду показался мальчик похожим на семя Волсунгов, а считал он его сыном Сиггейра-конунга и думал, что у него — злоба отца и мужество Волсунгов, и удивлялся, как мало он держится своего рода-племени, потому что часто напоминал он Сигмунду о его злосчастии и сильно побуждал убить Сиггейра-конунга.
Вот однажды выходят они в лес на добычу и находят дом некий и двух людей, спящих в доме, а при них толстое золотое запястье. Эти люди были заколдованы, так что волчьи шкуры висели над ними: в каждый десятый день выходили они из шкур; были они королевичами.
Сигмунд с сыном залезли в шкуры, а вылезть не могли, и осталась при них волчья природа, и заговорили по-волчьи: оба изменили говор. Вот пустились они по лесам, и каждый пошел своей дорогой. И положили они меж собой уговор нападать, если будет до семи человек, но не более; и тот пусть крикнет по-волчьи, кто первый вступит в бой.
— Не будем от этого отступать, — говорит Сигмунд, — потому что ты молод и задорен, и может людям прийти охота тебя изловить.
Вот идет каждый своею дорогой; но едва они расстались, как Сигмунд набрел на людей и взвыл по-волчьи, а Синфьотли услыхал и бросился туда и всех умертвил. Они снова разлучились. И недолго проблуждал Синфьотли по лесу тому, как набрел он на одиннадцать человек и сразился с ними, и тем кончилось, что он всех их зарезал. Сам он тоже уморился, идет под дуб, отдыхает…

0

4

Он молвил ……………… «…6 на помощь, чтоб убить семерых, а я против тебя по годам ребенок, а не звал на подмогу, чтоб убить одиннадцать человек».
Сигмунд прыгнул на него с такой силой, что он пошатнулся и упал: укусил его Сигмунд спереди за горло. В тот день не смогли они выйти из волчьих шкур. Тут Сигмунд взваливает его к себе на спину и несет в пещеру: и сидел он над ним и посылал к троллам волчьи те шкуры.
Видит однажды Сигмунд в лесу двух горностаев, как укусил один другого за горло, а затем побежал в лес и воротился с каким-то листом и приложил его к ране, и вскочил горностай жив-здоров. Сигмунд выходит из пещеры и видит: летит ворон с листком тем и приносит к нему; приложил он лист к ране Синфьотли, и тот вскочил здоровым, точно и ранен никогда не бывал. После этого вернулись они в землянку и были там, пока не пришла им пора выйти из волчьих тех шкур. Тут взяли они шкуры и сожгли на костре и закляли их, чтобы они никому не были во вред. А в том зверином обличий свершили они много славных дел на землях Сиггейра-конунга".
Мы имеем достаточно разрозненную и исторически скудную информацию об этих воинах, причем в преломлении через призму христианства. Исходя из ассоциативных связей, некоторые считают, что они были неуловимы и безжалостны как волчья стая голодной зимой, были мастерами засад и ночных атак. Такую никак нельзя назвать медвежьей, если рассматривать берсерков именно как представителей медвежьего культа, а не как "голорубашечников", а можно назвать именно "волчьей тактикой": коллективная засада, моментальный сокрушающий удар, и уход. Волки также охотятся коллективом, в то время как берсерки иногда действуют как одиночки. Известны данные о раскопках на месте военного становища на острове Йомс: среди найденных предметов встречались обереги с молотом Тора, украшенные головами волков. Они вполне могли принадлежать воинам-ульфхеднарам.
Полностью ульфхеднары исчезают примерно к XII в., и вместе с ними теряются способы тренировок, традиции и устои, характерные исключительно для воинов-волков. Но если вы вдруг услышите волчий вой, вспомните эту статью, ведь волки, на мой взгляд, благородные животные, и воин, который уподобляется им, должен быть не менее благороден. Кто знает, может быть там воет тот, кто не забыл традиций

0


Вы здесь » ПРАКТИЧЕСКАЯ ЧЕРНАЯ МАГИЯ И РУНЫ » Флудилка » Путь Берсерка. Медвежья тропа


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно